Германец на Римском троне Господин Великий Новгород Папесса на троне Хитрости княгини Ольги Изгнанный бог Перун Леди Годива из Клвентри Кровавый путь крестоносцев Богатырь с русской печи Конец ордена Тамплиеров Закат величия рыцарства Черная смерть Европы А был ли Вильгельм Телль Саван для Христа Костер для Орлеанской девы Гарем турецкого султана Вампир Брэма Стокера Заблуждения Колумба Лукреция из семейства Борджиа Враг папы Римского Шарлатан или провидец Легенды Покровского храма Кровавая свадьба в Париже Западня для Королевы Лжедмитрий-царь Московский Невероятная судьба Сервантеса. Злой рок Караваджо Жизнь за царя Шекспир или не Шекспир
Злой рок Караваджо

Едва ли какой другой художник эпохи Возрождения может сравниться по богатству приключений с Караваджо. Буйный по натуре, не желавший подчиняться общепринятым правилам и законам, он стремился дать на полотне свое видение человека и его страстей. За это и пострадал. Неуступчивость вела его от одной беды к другой. Избежать рокового конца он не смог.

... начало статьи

Он родился недалеко от города Милана в селении Караваджо. Родители назвали его Микеланджело. Отец, Фермо Меризи, простой каменщик, умер от чумы, когда маленькому Микеле, как звали его на лице, было шесть лет. Вскоре умерла и матушка, оставив пятерых детей сиротами. Микеле, у которого обнаружился талант к рисованию, отдали учеником к миланскому живописцу Петерцано. Там ему дали прозвище Караваджо. Микеле рисовал углем, пробовал на картоне масляные краски, но беспокойная натура звала на улицу, и он оказался вовлеченным в воровские шайки. В 17 лет Караваджо приехал в Рим. Он искал богатых аристократов, хотел писать их портреты, а наткнулся на тайный публичный дом, в котором мужчины любили... мужчин. И ему не оставалось ничего другого, как писать на потребу богатых сеньоров, любителей хорошеньких мальчиков. Так появились его картины «Музыканты», «Молодой вакх», «Лютнист» и многие другие. На них он по желанию заказчиков изобразил слащавых и томных мальчиков, желавших «особой любви».

В 1599 году Караваджо неожиданно получил солидный заказ — расписать капеллу церкви Сан-Луиджи де Франчези. Изучив внимательно Библию, он решил, что создаст трагические сцены такой силы, что у прихожан, особенно у прихожанок, потекут слезы. И он пишет, забыв обо всем на свете, создает образ Матфея, того самого мытаря, которому Иисус сказал: «Следуй за мной»,— и тот преобразился, встал и пошел. Потом устроил у себя дома большое угощение для Господа, и много мытарей и грешников стали учениками Иисуса. Благостные картины, ни к чему не придерешься. Настоятель, осматривавший росписи, остался вполне доволен. Казалось, Караваджо нашел свой путь в живописи, его признали, стали приглашать для росписи интерьера зданий. Наконец ему, уже известному живописцу поручили для церкви Санта Мария дель Пополо в Риме написать апостола Павла, который до обращения в христианство звался Савлом. И снова в руке Библия, снова изучение истории. Картина должна отражать самый важный этап в жизни апостола: его приход к Христу. Это произошло на пути в Дамаск. Однако эта идея преобразования — Савл-Павел, лежащий на земле, над которым возвышается лошадь,— не нашла понимания у церковников, и Караваджо обвинили в ереси. Лошадь над апостолом? Художник что, смеется над Священным Писанием? При чем тут лошадь? Речь ведь идет о духовном преобразовании. Караваджо грозил церковный суд.

И он, не дожидаясь, когда его вызовут инквизиторы, бежал, прятался, потом нашел успокоение в работе — по протекции знакомого маркиза Джустиниани стал писать «Успение Марии» для главной базилики монастыря кармелитов и изобразил Деву Марию умирающей в подвале как уличную девку. И в Риме заговорили, что этот нищий художник списывал святую деву с падшей матроны, просто омолодил ее облик. А какой-то нотариус узнал в его картине известную всему Риму блудницу с Пьяцца Навона и подал жалобу в суд. Судья, который разбирал это богохульство, встал на сторону нотариуса, обвинил Караваджо в богохульстве, пригрозил святой инквизицией. Этого еще не хватало! При слове «инквизиция» Караваджо уже не смог сдержать себя. Он бросился с кулаками на своего обидчика, свалил его и убежал из здания суда. В тот же день он покинул Рим. Уставший от постоянных неприятностей, от угрозы заключения в тюрьму, он прибыл в Неаполь, а оттуда отправился на остров Мальту, думая там найти покой и отдохновение. Но и здесь злой рок преследовал Караваджо. Ему заказал портрет сам великий магистр Мальтийского ордена Алоф де Виньякур. Это честь, слава и деньги. Караваджо рьяно взялся за работу. Решил польстить магистру — изобразил его в рыцарских доспехах, а по старой привычке рядом юного пажа. Из разряда тех, которых рисовал ранее. Думал угодить. А вышло наоборот.

Магистр был взбешен, он не хотел слышать никаких объяснений. Слащавый паж рядом с ним, с магистром, давшим обет безбрачия? На что намек? Караваджо заточили в мальтийскую крепость, откуда только один выход — разбиться о скалы и утонуть в море. Но неожиданно нашлись спасители, почитатели его творчества, они подсказали ему выход — туннель к морю, а там его ждали лодки... И он снова в Неаполе, снова среди своих — воров и проституток, снова пишет полотна. И тут до него доходит радостная весть — Папа обещает ему снятие всех грехов. Ему надо срочно в Рим, чтобы получить помилование. Художник отправился в дорогу, надеясь, что теперь-то у него появятся заказы. Но судьба распорядилась иначе — его по ошибке арестовали, и он снова оказался в тюрьме. Когда все выяснилось и он вышел на свободу, оказалось, что пропало все его имущество. Но нищий Караваджо все-таки отправился в Рим... пешком. В пути он заболел лихорадкой. Бездомного никто не захотел лечить, и он скончался в 37 лет — художник, искавший в творчестве себя и отражавший пожелания других.




древний мирсредневековьеновое времяновейшая историяглавная